вторник, 10 декабря 2013 г.

Starbound. Дивные новые миры.


Как оказалось, сделать идеальную Террарию было несложно. Несложно в идеологическом плане, не пришлось ломать уже работающую механику, не пришлось изобретать велосипед, достаточно было его разобрать, смазать скрипящие места, добавить кучу полезных деталей и собрать заново. И ведь поехало.

В Террарии у нас был целый мир. Были степи, пустыни, джунгли, Осквернение и Освящение, были данжоны и летающие острова, были океаны и была преисподняя. С чёртями. Простор для творчества в этом мире был огромен. Строились замки, копались штольни, возводились башни, осушались озёра, устраивались дальние экспедиции, из добытых в недрах земли трофеев ковались оружие и доспехи, которые помогали победить сильнейших существ в мире, Скелетрона, Пожирателя Миров, Глаз Ктулху. Но, со временем, любому игроку становилось тесновато в его уютном мирке.

Starbound предлагает нам целую вселенную. На каждой из сотен планет, сгенерированных процедурно, есть своя, процедурная жизнь. Процедурные биомы, процедурные монстры, процедурные залежи металлов, процедурные научные комплексы и древние гробницы. Даже процедурные поселения NPC с процедурными продавцами процедурно созданных оружия и брони. Я с трудом представляю объём работ, проделанных разработчиками для наполнения миров так, что даже по прошествии недели активной игры, она не прекращает удивлять тебя буквально на каждом шагу. Причём мы видели максимум процентов пятнадцать всей игры, в бете очень многое недоступно.


Начинается всё по-старинке, с постройки верстака. По сюжету, пока ещё сильно недоделанному, наш корабль застрял без топлива на орбите начальной планетки, и по-первости нам предлагается накопать угля для заправки реактора. Ещё раз: реактора. Углём. Как потом выясняется, можно заправлять корабль ещё и деревом.

Кто играл в Террарию, тот не потеряется. Мастерим себе каменную кирку, идём валить лес, копать камень и землю, строим свой первый домик, добываем металл, крафтим из него слабенький меч, убиваем окрестную фауну ради пропитания и шкур, шьём меховую броню для защиты от холода. Развиваемся, короче.


Тут потихоньку начинает казаться, что игра недалеко ушла от прародительницы. Но только до момента заправки топлива и первого гиперпрыжка. Планет, как я уже говорил, много. И все разные. С одним, с двумя, с пятью спутниками. С изумительными ландшафтами и деревьями, сделанными из плоти и крови. Где-то холодно, где-то жарко, где-то вместо земли сплошной камень, а где-то, случается, что и кости. На одних можно найти заброшенные научные лаборатории, на других военные базы, населённые агрессивными роботами, на третьих удастся докопаться до подземного храмового комплекса, полного ловушек и спрятанных сокровищ. На четвёртой ты встретишь поселение флорианцев, которые вежливо попросят тебя убрать оружие, но в остальном будут к тебе вполне радушны. На пятой ты приземлишься в сугроб и замёрзнешь насмерть за десять секунд. На шестой ты, копая вглубь, провалишься внутрь гигантского организма, мерно дышащего и отстукивающего сердечный ритм.


Есть вероятность обнаружить космическую станцию на орбите какой-нибудь захолустной планетки. Да и построить собственную станцию тоже можно. Можно торговать с авианскими оружейниками, перемещающимися на огромных летучих кораблях в атмосферах планет. Можно пополнять свою базу новыми поселенцами и ставить охрану для их защиты. Можно составлять сложные логические цепи из подходящих элементов и проводов. Даже ОБЧР себе можно построить. Возьмите Террарию. Умножьте её в сотню раз. То, что получилось составит едва ли десятую часть Старбаунда.

Исследовательский зуд пилигрима здесь поставлен во главу угла. С каждой победой над боссом, с каждым новым этапом гейтования контента и развития технологии открываются новые уголки этой удивительной вселенной. Это всего лишь бета. Первый из трёх этапов. Представьте, что нас ждёт в релизе.